?

Log in

 
 
19 November 2007 @ 04:56 am
Итак, по замыслу преподобных отцов Чатиуса и Иньиго,  

мы решили скатать этакий снежный ком про наших дорогих братьев из Обители святого Матурина. Причем, рассказывать все как есть, без прикрас.
Присоединяйтесь братья и сестры!

 

 1. Снежинка «О преподавании наук».

Посвящается моему опекуну Ино:)

Ну вот, покуда остальные участники нашего странного «флешмоба» раскачиваются, я рискну и запущу первую снежинку (правда, у меня получился скорее увесистый снежок, но вы уж не ругайтесь на младшего и неопытного в таких делах брата, зато мне пришлось первому начинать!). И приземлится она, как и было условлено, на окно нашего мудрейшего из мудрых аббатов - Дома Иньиго-Бартоломео де Ликсен-Фальсбур фон Гогенбург унд Вальденштайн де Клефмон де Сен-Макс де Бремонкур цу Варсберг ди Монтерадо и Сан-Джорджо, благородного владетеля Эрбейя и Рошфор-Монтань, туманного Мастера Карнарвона, Тайнабруаха, Форсинарда и острова Эгг, (уж, пожалуй, промолчу я про владение архипелагами Шайант и Аут-Скеррис), а также почетного барона Гапсальского уезда и Островов и прочая, прочая и еще раз прочая (здесь автор возьмет на себя смелость пропустить еще примерно полсотни титулов нашего дорогого Аббата, ибо в противном случае, снежинка превратится в выписку из «Большой Книги Благородных Фамилий Готов, Вандалов, Панков и  прочих Хулиганских раджпутов»)… Короче, на окно башни бессменного Князя-Аббата Развеселой Обители Святого Матурина, что в…гхм…, что повсюду, да.
    Да, и еще, поскольку я изучаю системы образования в разных странах в разные эпохи, то и "Снежинка" получилась педагогической, но это издержки специализации;)

                 Так вот, когда сгущаются предзимние сумерки над застывшим в прозрачном воздухе, словно погруженным в заледеневшую лужу, Венгербергом, и далекие огни Северного предместья соревнуются в яркости с огнями Супротивной стороны города, что лежит на другом берегу Залива-Пролива, я сажусь в наемный экипаж и мчусь в город. От поместья «Норная Яма» (или «Ямная Нора»?), где обитаю я благодаря гостеприимству его хозяйки – графини Лу де Сансак де Траверсэ (всё! хватит уже титулов, ну хватит же!),  до Старого города довольно далеко – час Вы потратите точно. И это с самыми  быстрыми лошадьми. Но мне так даже больше нравится, ибо за это время я успеваю вспомнить и повторить все пройденное на уроках за последние дни. Ведь никогда не знаешь, что именно спросит Учитель с порога. А то, что он что-нибудь да спросит – факт. Чаще всего это вопросы о погоде, например, куда дует ветер, когда вороны играют в догонялки над Серым замком. Или, какой музыкой удобней всего разгонять тучи, а какой, наоборот,  напускать туману. Но бывает, меня огорошивают таким:

 

 – Милсдарь! Ну отчего же эти несносные турки так близко подошли к Вене?! Куда смотрело Величество и командование?!

И теперь-то я точно знаю, что недостаточно просто вспомнить, о каком времени идет речь (желательно вспомнить не только год, но число и день недели или хотя бы назвать имя святого, память которого поминала Церковь в тот злополучный день). Нужно еще и ОТВЕТИТЬ на вопрос. А в данном случае, на оба. И ответить подробнейшим образом. А потом желательно еще и успокоить расстроенного Учителя – дескать, ничего, скоро уже придет на помощь король Ян и осада императорской столицы прекратится…

Тогда ответ будет считаться «вполне удовлетворительным» и Учитель, запахнув свой плащ и опустив капюшон пониже, поведет меня по уже темному городу. Это называется – «Вечерний Практикум».

 

               

Мои родители постоянно  твердили мне, что  настоящий джентльмен должен постоянно чему-то учиться, не прекращая сей процесс ни на минуту.  Пусть вокруг бушуют ураганы, землетрусы, войны и революции – из всего этого нужно извлекать полезные знания. Также, при любой возможности, нужно находить себе замечательных и уважаемых в обществе учителей, которые смогут поделиться своей мудростью и опытом с молодым и неокрепшим умом. По мере своих сил я всегда старался следовать этому совету. Вот почему, оказавшись в Венгерберге и задержавшись здесь совершенно непредвиденно на долгий срок, я кинулся искать себе учителя. Ведь, находясь далеко от своего университета, который я решительно собрался сменить на другой, я, временно, оказался совершенно оторванным и от процесса обретения знаний.  Но неожиданно, в новом своем учителе я обрел и Опекуна и даже Настоятеля. Мало того, я – беспечный еретик – вдруг оказался братом Непослушником в одной из самых замечательных обителей современности – Аббацтве Святого Матурина.    И только со временем до меня, наконец, дошло, какой чести я удостоился совершенно случайно…

 

 

                Мы идем быстро, так, чтобы плащи развевались тенями по закоулкам Старого города. И останавливаемся первый раз лишь через полчаса – у неожиданно выросшей перед нами невысокой башни, внешним видом навевающей что-то итальянское, нечто из смутно копошащихся в моей памяти гвельфов и гиббелинов. Оказывается, это старая пожарная каланча, но пришли мы к ней не поэтому.

- Видишь, на шпиле болтается веревка? Так вот именно тут паркуется наша дорогая миледи Лу, когда прибывает с визитом в город.

 Запоминаю. Шагаем дальше по немыслимо крутым спускам к набережной. У самой воды останавливаемся еще раз – перекур и завершение обсуждения различий  аристократического мировоззрения викторианской и эдвардианской эпох. Практика всегда должна сочетаться с теорией – кредо моего Учителя. Потом, как всегда, внезапно, Дома Иньиго озаряет идея посетить какой-нибудь кабачок, где можно спокойно обсудить теорию о характере городов и согреться заодно чем-нибудь горячим или горячительным.

                - Пойдемте, сударь, в одно любопытное местечко. С виду и не скажешь, что отсюда легче всего ощущать дыхание города, неправда ли? – говорит Аббат, ведя меня в подвал, где расположился весьма уютный трактир, напоминающий мне родную Эстляндию. - Но это именно так. Здесь не то, чтобы сердце, но вполне себе лёгкое Венгерберга. Отсюда можно даже немного настроить Старый город подо что-нибудь, что нужно в данный момент непосредственно тебе, но это не каждый может себе позволить. Тем более чужестранец, как ты, вряд ли с этим справится самостоятельно. А скажи-ка, тебе где комфортней живется – в Ревеле или Гапсале? …

Мы потягиваем свои напитки и говорим обо всем, переходя от городов к странам, потом к житиям разных святых (это называется Катехизационным курсом для непослушников), а заканчиваем спором о влиянии гэльского языка на современный английский. После, если Аббату необходимо вернуться к своим пастырским или ученым трудам, мы садимся в очередной экипаж и «развозимся» по домам. А уж если срочных дел у Его Высокопреподобия нет, тогда мы, заговорщически улыбаясь, мчим продолжать кутеж в поместье графини вместе…

 

 

А по утрам  случаются занятия в группе с остальными двумя учениками Дома Иньиго. В такие дни мне приходится вставать задолго до рассвета, ибо, по мнению нашего Аббата, рассвет – наилучшее время для плодотворной умственной и эмоциональной деятельности, равно как и для молитвы. В башне, куда я являюсь, дабы вместе с Домом Иньиго ехать на занятия, меня встречает радостный возглас настоятеля:

- Замечательное восходящее солнце сегодня, не так ли? Но это продлится отнюдь не долго, – и на мои удивленно приподнятые брови следует пояснение. - Через полчаса сам все увидишь, фратрус.

В процессе церемонии Утреннего Кофе Аббат предупреждает:

- Ты, конечно, несколько старше моих нынешних студиозусов и тебе может быть будет скучновато на занятиях, но, во-первых, занятия бывают всего-то два раза в неделю, а во-вторых, тебе полезно поучиться педагогической практике на тот случай, ежели  вдруг решишь сам стать профессором. Да и твой обет непослушания ничем нарушаться не будет – ты же всегда будешь иметь возможность перебить препода!

Церемония закончена и, мельком взглянув в окно, я замираю от неожиданности – за пределами замкового двора нет больше ни крыш домов, ни церковных куполов, ни окрашенных рассветом в розовые тона многоэтажек Супротивной стороны – есть только море молочного густого тумана. Нету и солнца. Лишь двор замка более-менее сохранил свою прозрачность, туман врывается сюда отдельными прядками и нервно рассеивается почти сразу.

- Здорово, правда? Между прочим, весьма редкое явление, товарищ Непослушник. Зато теперь можно смело отправляться в путь – дом под защитой.

И я посещаю все занятия и все-все прилежно записываю и запоминаю, мало ли, все может пригодиться... И кое-что из записанного будет теперь лежать в виде снега на подоконнике аббатовой кельи.


- Ну что же, дети мои, сегодня мы начнем с небольшой лекции по истории. Кто подскажет, на чем мы остановились в прошлый раз?

Ученица Аббата по школьной привычке тянет руку и звонко и гордо оттого, что помнит иностранный термин, выговаривает речитативом:

 - Мы подошли к тому, зачем Франции и Австрии понадобилось устраивать «Renversement des alliances»!

 - Отлично, мадмуазель! А зачем же им пришлось устраивать этот самый распад?

Прилежная мадмуазель  смущается:

- Но мы не знаем этого, мы только подошли к этой теме…

 - Вот как, ну что ж, тогда подойдем еще поближе. Но, прежде всего, хочу заметить, что я, дети мои, считаю историю очень скользкой наукой – ее постоянно использовали в своих интересах различные политики и идеологи,  каждый писал сию несчастную на свой лад. Впрочем, они продолжают это делать и ныне. И поэтому, беседуя с вами о такой политически значимой области, как история международных отношений, я руководствуюсь правилом одного весьма прославленного ученого – говорить только о том, что видел или в чем участвовал непосредственно сам…

Рты учеников непроизвольно открываются, но Аббат этого не замечает – он мысленно уже там, в закулисных переговорах накануне Семилетней войны…

                - …так вот именно тогда решил князь Кауниц положить начало переговоров с французским двором. И, разумеется, наша добрая императрица это одобрила! Исполнение плана было поручено послу Штарембергу, который сунулся, было за помощью к принцу Конти...  Да-да, Вы правы – именно к тому самому, к бедолаге  Луи-Франсуа. Не путайтесь в принцах Конти, мсье, их не так уж и много было! Но тут снова облом! Ему, Штарембергу нашему, разъяснили, что принц уже давно не оказывает на короля такого влияния, как некогда. Ха, будто король когда-то к нему прислушивался раньше... И посоветовали подвергнуть обработке известную вам мадам де Помпадур, чем тот не замедлил воспользоваться…мда-а-а, что тут скажешь! То, каким образом дорогой коллега Берни оказался поверенным маркизы, а потом и короля, в этих тайных переговорах, совершенно понятно. Итак, дети мои, на сцене появляется друг и протеже маркизы – аббат де Берни. Да, бывает и так, что для того, чтобы заняться такой основательной перекройкой союзнических отношений, не достаточно носить титул аббата, о нет! К этому необходимо иметь еще эти щеки с ямочками и очаровательно-умильную мордашку... Да что там, сплошь и рядом бывает такое! – в глазах Дома Иньиго уже вовсю пляшут нехорошие огоньки, а шариковая ручка зажатая в кулаке методично протыкает тетрадные листки с пометками на его столе. – Это отнюдь не трагедия, дети мои. Да и после всех событий написать свои дурацкие мемуары, что, мол, я всегда знал о грядущей катастрофе, это все они, король и Мадам, виноваты – не слушали меня, упрямцы! Это тоже нормально так, вполне по-нашенски, по-аббатски...

Так вот…ээээгхм... Так  о чем это я? А! Значит вот что – пишем с того места, где аббат де Берни появляется на сцене, остальное все вычеркиваем. …

 

 - У Вас в голове, мессен, сплошной сумбур! Ну, с чего бы, позвольте поинтересоваться, Вроцлав у Вас назван ПОЛЬСКИМ городом? Или, может, пруссаки решили уступить Бреслау Польше от нахлынувших вдруг добрососедских чувств? Что? Ах, конференция, говорите, в Потсдаме…да-да, припоминаю. Что ж, тогда пусть Бре…тьфу ты…Вроцлав пусть остается у поляков, раз уж эти любители сигар и трубок так порешили. ...     

-А Вы, мадмуазель, почему так расстроились? Что значит – на этой карте ничего не понятно? Но ведь как-то по ней люди ориентировались и не одно столетие, между прочим! Вы что, ДАЖЕ Пиренейского полуострова не узнаете?! Вообще-то, коллега Ламбер из Ардра считался одним из лучших картографов своего времени!  А лежащий перед Вами Liber Floribus – вообще произведение искусства! Это, конечно, не Атлас коллеги Луиса, согласен, но ведь и разница в возрасте у них не хухры-мухры, а больше четырехсот сорока годков! Ничего, ничего, я уверен, что у Вас все получится со временем…

 

 

- Итак, у вас осталось десять минут до сдачи своих работ. А потом можете быть свободны. Только не забудьте заглянуть на кухню леди Лу – там сегодня что-то явно ультравкусное готовится. Мессен! Не бейте несчастный калькулятор! Понимаю, что глючит, но с кем не бывает! А он ведь просто прибор. Знаете, у нас в роду принято чинить многие вещи при помощи ударов кулаком, мой дед по отцовской линии, к примеру, всегда так чинил телевизор и других методов не признавал. Я и сам порой…ну да что там, я один из наименее воинственных членов своего рода… на компьютер свой только разок замахнулся, а он уже страшно обиделся... А вот один из прапрадедов по материнской линии однажды попытался починить так упрямого вола, да только сломал бедное животное окончательно... Так что ни к чему хорошему такой метод починки не приводит, поверьте мне на слово.

-Мадмуазель! Ван Гельмонт – один из лучших специалистов в области оживления сущего, но даже он не стал бы предлагать такие вещества, как рицин и вератрин! Ибо понимал, что эдак половина исследователей перетравится сама и перетравит окружающих! Это же ясно как Божий пень! Хотя, несомненно, у Вас неплохой вкус к особо и высокотоксичным ядам, что само по себе редкий дар в нынешнее время. Но отсюда вот вычеркивайте, вычеркивайте эти порождения Флоры!…

 

 

- Итак, мы видим, что мыс Сагриш стал, образно выражаясь, колыбелью новой великой эпохи. Не вспомните ли, что сказал наш обожаемый инфант Дон Энрике, когда Дьогу де Силвиш вернулся с островов Санта-Мария и Сан-Мигел? Ах, да, откуда же вам помнить-то...

-О нет, сын мой, у Мануэля Фернандеса вполне простые чертежи в его «Трактате». Для, так сказать, широкого круга читателей. Но если там что-то непонятно, то Вам придется подождать моего капеллана брата Чатиуса Маритима – он у нас известный морской волк и куда лучше меня сможет объяснить техническую сторону вопроса.

- А знаете ли вы,  что многих великих людей того времени, начиная с самого Дона Энрике, во сне посещали различные откровения, которые касались, в том числе, и географических открытий? Кстати о снах… (выглядывая за дверь) Лу, сестра моя, не знаете к чему снятся весьма эротические забавы на верхней полке в плацкартном вагоне? Ах, вот как, к крутым виражам значит… Брат Непослушник! Не вижу ничего смешного! Или Вы переживаете за невинные уши Ваших коллег по классу?! Так могу уверить Вас, что ничего ужасного в них сейчас не влетело! Я  в их годы,…впрочем, не важно это... Но королей вовсю уже признавали совершеннолетними в этом возрасте! Так что не отвлекайтесь!

 

 

Такие вот конспекты, точнее, это только малая часть. И, кажется, я уже точно знаю, с кого буду брать пример, если все-таки когда-нибудь решусь что-нибудь кому-нибудь преподавать…

 
 
 
Current Music: Maria Callas - Habanera
 
 
 
loushechkaloushechka on November 19th, 2007 04:17 am (UTC)
*утирая очи платочком*
Эрни!!! Ты великолепен! Мы тут с Чатиком полчаса уже рыдаем на пару...от умиления, да. Это ж надо так!.. я даже тупого тролля тебе простила окончательно...
И это, пеши исчо! А то мало как-то даже... Ну, там ведь еще столько всего было, например, про Кетиля Утконосого и Сигурда с Островов! Уж на что я, почетный профессор Серой Лошади, закаленный боец в области веселых лекций, но тогда Ино меня уморил совсем... И про святого Кевина! И о том, как не нужно ходить в поход!
Ну Эрррнииииии! Ну пожалуйста - продолжение!!!
(кстати, учти - Чатиус приехал и писал тебе смс-ки, так что если будешь спать днем, то он будет молотить кулачищами в дверь, пока не починит ее...:-))
И чья теперь очередь снежинку лепить, мм? Я ведь тоже хочу принять участие обязательно! Причем желательно до отъезда... Хотя, вы все, конечно, знаете мою "быстроту", но в любом случае, я не "быстрее" Аббата и Капеллана!
chat_maritime - он же chat_de_mer обыкновенныйchat_maritime on November 19th, 2007 04:54 am (UTC)
Re: *утирая очи платочком*
Кстати, да! Продолжение вполне себе можно делать. Это я так, намекаю...:))
А чья очередь не знаю - то ли моя, то ли Ино, то ли Ваша, мадам (да приняли мы Вас уже, приняли, катайте свой снежок уже быстрее!). Пожалуй, кто быстрей наснежит, того и очередь:)
chat_maritime - он же chat_de_mer обыкновенныйchat_maritime on November 19th, 2007 04:49 am (UTC)
*умиленно сморкаясь вслед за Графиней*
Да-а-а-а...братец, ты офигительно скатал снежок! Потрясно!
А еще говорил, что по-русски писать не хочешь много..хе-хе...
Ага, я приехал, но до обеда точно не появлюсь, так что спи спокойно:)))
*прекрасно осознавая, что сей пост безо всякого замка и уж точно будет виден кое-кому...а и ничего, пусть кое-кто помучается!*
Слушай, будешь будить Аббата, ни в коем случае не говори ему, что его потрясающий сюрприз ждет к вечеру, ну ты меня понял, да?;)
Карвелл Лихтенштеецkarwell on November 19th, 2007 10:19 am (UTC)
Чудесно, брат Непослушник, просто превосходно. Прям Иньиго, как он есть! Присоединюсь, как смогу.
baker_str_musebaker_str_muse on November 25th, 2007 06:00 pm (UTC)
Я в восхищении, Эрни! И, как и вся прочая братия, жажду продолжения! И ваш джентльменский кодекс мне очень нравится, хотя у меня самой, увы, не всегда получается ему должным образом следовать...
И да, наш Аббатус во всей своей неотразимости!
В ближайшие дни тоже попробую чего-нибудь скатать. Скорее всего, маленькое.